Москва - Петербург

Аппетитный ужин на двоих в уютной, обшитой вагонкой баньке... Ты что-то оживленно рассказываешь, я что-то спрашиваю, ты смеешься, потом мы одновременно замолкаем и смотрим в глаза друг другу... мы научились разговаривать без слов...

Тишина и покой опускаются вместе с сумерками, начиная новую главу этой незамысловатой фантазии, тишина и покой обрамляют и оберегают неумолимую череду счастливых мгновений, несущихся в пространстве и времени и источающих волшебные искры сбывающихся мечт.

Было такое ощущение, что кроме нас во всем поселке не было ни одной живой души... Ну, еще Нюша баловала своей нетривиальной активностью...

Какое же счастье, что лестница на
второй этаж является непреодолимым
препятствием для маленькой собачки!

окрая, суетная, измазанная цивилизованной грязью агония зимы... Большая тяжелая сумка с вещами и продуктами, рюкзак, маленькая обалдевшая собачонка, маршрутное такси, ожидание на перроне, опаздывающая электричка, унылые пейзажи пригородов, еще не проснувшихся после изрядно, как кашель, надоевших снегопадов, первые по-настоящему греющие лучи солнца...

Эти три весенних дня стали той самой сказкой, о которой потом вспоминаешь с ностальгией, ощущая жгучую печаль от того, что вернуться туда, вопреки неодолимому желанию, нельзя...
... но всегда можно написать новую сказку...

нова будет уютно потрескивать разгорающийся камин, неторопливое домашнее тепло будет так же подниматься вверх, на второй этаж, где спит, укутавшись с головой под одеяло, молодая, очаровательная принцесса...

Закипает чайник, уже дымится первая утренняя сигарета, собака, как неотьемлемый атрибут человечесой активности, заняла любимое кресло, просится в руки старый томик Куприна в идиотском оформлении непризнанного гения (Сима, все же Чехов был бы более уместен в данном контектсе)... Здесь и сейчас каждая минута ощущается нетерпеливым биением сердца. Каждая секунда обоснована и исполнена смыслом, каждая рождающаяся мысль сбивает дыхание и отзывается томящейся дрожью желания...

Утренние часы в пригороде апрельского Санкт-Петербурга- самое благоприятное время для того, чтобы в полной мере насладиться безмятежной эйфорией пробуждающейся жизни.

Зазнавшиеся за долгую зиму сугробы все еще пытаются противостоять, но их дни сочтены, их могущество подавлено, их плоть сжалась, безуспешно отражая тонкой пленкой льда солнечную оптимистичную атаку. Новый день, новые приятные хлопоты, новые диалоги, новые предвкушения.

Под визг пилы и заточенное лезвие топора разлетаются поленья, обещая вечером заслуженную и первую в этом году парную. Где-то грохочет электричка, лают далекие собаки. Весь мир сошелся в фокусе отречения от дел мирских и забот, от Интернета, телевизора, радио, уличного шума, суетных звонков.

 

  

 

 

Сделал  M.Lorem    © 2010 Serafima